Часа в два пополудни дверной звонок бабушки Карповны напомнил о себе булькающим фальцетом. Казалось, будто кто-то полощет простуженное горло.

Забравшись на крохотный табурет, для этих целей специально приспособленный, старушка прильнула к глазку. На площадке топтались две тетки в шикарных шубах.

— И ктой-та? И чевой-та? — певуче отозвалась Карповна.
— Из собеса мы, бабуля, — засюсюкала тетка, что постарше. — Вам звонили с утра. Получите социальную карту и распишитесь…

Залязгали засовы, загремели затворы, и из-за приоткрывшейся двери показался сперва востренький носик, а затем и седая челка, выбивающаяся из-под платочка.
Формальности уладили быстро. Уходя, все та же фиксатая тетка, назвавшаяся Ларой Ивановной, напросилась помыть руки.

— Вот незадача, — заискивающе улыбаясь, обернулась она к хозяйке. — Кран не открывается…
— Как это? — удивилась Карповна. — А ну, милая, дай-ка я…

С краном-то было все в порядке. А вот дверь ванной почему-то вдруг оказалась запертой снаружи на задвижку, следом погас и свет.
А еще через минуту, включив на кухне «ящик» погромче, гостьи в четыре руки уже шмонали квартиру в поисках бабушкиных «гробовых».
Первым делом, как водится, обследовали кухню, затем кладовку. Бак с грязным бельем. Платяной шкаф. Подкладку старого пальтеца в прихожей. Нигде ничего.

Наконец, сокровища нашлись. Они оказались обернуты в чистую бельевую тряпицу, тряпица — в слегка пожелтевшую газетку рекламных объявлений, а уж газетный комок хозяйка запихнула в свой старый ботик — из тех, что надевали в дождь в дни ее юности.
Ботик же бабушка Карповна почему-то хранила у себя под подушкой.
Покидая квартиру, мошенницы прислушались к звукам в ванной. Но телек на кухне орал так, что услышать еще что-либо было мудрено.

— Не окочурилась бы! — буркнула «Лара Ивановна» и, еле слышно отодвинув защелку, заглянула внутрь.

Ванная была пуста! Под потолком тетки обнаружили маленькое оконце, ведущее в туалет. Точнее, это было просто не застекленное отверстие, лишь символически задрапированное занавесочкой. Миниатюрная старушка явно сперва вскарабкалась на свою ископаемую стиральную машинку, а уж оттуда сумела протиснуться в узкий проем.
У мошенниц душа ушла в пятки. Им уже явственно представились засада в подъезде, ментовский наряд, заламывающий им руки, заплеванный холодный пол «обезьянника»…

Какова же была их радость обнаружить бабулю… приникшей к «ящику» на кухне. По первому каналу повторяли вчерашнюю серию «мыла», которую Карповна, задремав, пропустила, к своему горю. И теперь музыкальная заставка к фильму буквально подняла ее в воздух…
Покрутив пальцем у виска, гостьи хотели было удалиться. Но зловредная старушенция, похоже, что-то сотворила с дверью: один замок никак не желал поддаваться.

Текст перед: история дверных петель :Текст после